Запрет или демократия — шашечки или ехать

Eкaтeринa Фeдoришинa
 

В этoй фрaзe сoдeржится oтсылкa к бaзoвым принципaм свoбoды слoвa, грaждaнскoгo oбщeствa и дeмoкрaтичeским принципaм Нoвoгo врeмeни. Тoтaлитaрныe систeмы вooбщe прeкрaснo спрaвляются сo свoими прoблeмaми — внeдряют oбщeгoсудaрствeнную идeoлoгию, плaнoвую экoнoмику и зaнимaются тeррoрoм нa всex урoвняx в oсoбo крупнoм мaсштaбe. Вoпрoс лишь в тoм, в кaкoй пoлитичeскoй систeмe xoтят жить граждане. Притом что в результате выборов сам Хофер признал свое поражение, конституционный суд страны принял решение удовлетворить иск партии и объявить перевыборы в течение ближайших нескольких месяцев. Авторитарные системы решают проблему поиска консенсуса весьма просто — в политической сфере разрешают все, что не запрещено. Но Австрия слишком высоко ценит демократические принципы своей политической системы, чтобы ею рисковать. Труднее приходится демократиям. Гражданское общество как одна из основополагающих характеристик демократической системы — это договор, а не запрет. Стоит заметить, что в ходе выборов (второй тур состоялся в мае нынешнего года) их кандидат Норберт Хофер проиграл сопернику Александру Ван дер Беллену с минимальным отрывом. Однако даже в XXI веке фраза звучит как своего рода предостережение. Это переговоры и поиск точек соприкосновения, поиск взаимной выгоды, а не игра с нулевой суммой. Здесь и появляется тот камень, о который спотыкаются наследники советского полутоталитарного, полуавторитарного   прошлого. В результате гражданин получает право и свободу на самовыражение и участие в гражданских группах, объединенных определенными интересами, с целью реализации этих интересов независимо от сферы деятельности государства. Здесь важно заметить, что авторитаризм сам по себе ничем не хуже и не лучше демократии. Демократия крайне неудобна, когда общество разбито на противоречивые интересы и стремления, когда поиск консенсуса подобен смерти. По их мнению, запрет чего бы то ни было эффективно решает проблемы, в отличие от дискуссии и примирения интересов (которые, естественно, требуют гораздо большего количества времени и усилий). Но это целиком противоречит принципам существования гражданского общества и демократической системы в целом. «Запретить» — это быстро и наверняка. Проблема в том, что инструмент запрета не может существовать одновременно с гражданским обществом и демократией. Но верно ли это, если те же граждане стремятся поддержать демократическую систему своего государства? С демократической точки зрения, в выборе между быстрым и эффективным запретом и медленным, сложным поиском консенсуса через обсуждение однозначно выигрывает поиск консенсуса. Намного проще и быстрее принять результаты прошедших выборов де-юре, и больше не тратить деньги на повторные попытки правых получить власть в отдельно взятом европейском государстве. Дело даже не в том, что этот инструмент эффективнее. Так демократическое государство и гражданское общество балансируют друг друга и взаимно определяются. «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать», — это известнейшее выражение принадлежит Эвелин Холл, оно впервые прозвучало в ее работе, посвященной биографии Вольтера. Для развития же гражданского общества требуются такие предпосылки: профессиональное или групповое сознание, готовность принимать участие в коллективных действиях с целью реализации общих интересов группы, готовность и стремление договариваться, ориентация на выгоду в результате социального взаимодействия. В то же время демократия требует работы не только внутри государственных институтов, но и в самом гражданском обществе. В случае победы Хофер мог стать первым правым президентом в ЕС. Кто-то может быть зол на политическую систему, кто-то может любить ее неимоверно — эти люди имеют одинаковое право высказываться и привлекать сторонников своей позиции. Дело в том, что если избрать другой инструмент, он повлечет за собой выбор в пользу прочих авторитарных инструментов и авторитарной системы в целом. В теории гражданское общество соотносится с государством определенного типа – того, которое способно обеспечить основополагающие права и свободы гражданина. Это полная противоположность тому, к чему привыкли наследники советской системы. То есть речь идет о том, что гражданское общество — это договор, реализация групповых интересов через мирную активность и опять же поиск консенсуса, а также поиск выгоды от взаимодействия с соперниками, противниками и недругами. Оно не определяет характеристики высказываний. Возможно, с точки зрения практики это верно. Понятие «гражданское общество» во всей своей полноте относится к демократиям, а демократии характеризуются существованием гражданского общества во всей его полноте. Не факт, что имели место реальные нарушения в ходе выборов.   Демократическое общество, предполагает, кроме прочего, свободу высказываться. Нельзя стремиться все запрещать направо и налево, чтобы экономить время и ресурс, но при этом оставаться свободным гражданским обществом демократической страны. Одной из основополагающих проблем современных политических систем остается поиск консенсуса, объединение интересов различных групп, смягчение их противоречий. В теории он эффективен в кризисное время, с учетом сознательности правящих элит, и абсолютно бесполезен, если лидером авторитарного государства окажется кто-то, кому на развитие государства плевать. И не получится в демократической стране все столкновения общественных интересов разрешать одним властным «запрещаю!». Но демократия ценна именно тем, что между «проще» и «демократичнее» выбирают вторую опцию, даже если она сложнее, даже если на нее потребуется больше ресурса. Проблема не в том, что кто-то выбирает инструмент запрета. И здесь нам приходится выбирать, что важнее — шашечки или ехать, запрещать или пытаться с огромными усилиями разрешить противоречия с помощью шаткого консенсуса. Все равно, что пристрелить соседа, который мешает спать. Демократии по определению вынуждены искать ненасильственный способ разрешения противоречий и удовлетворения интересов различных элементов системы. Не так давно конституционный суд   Австрии удовлетворил жалобу представителей Правой партии свободы, которые оспаривали результаты президентских выборов.
«Запретить» —легче, чем разбираться с проблемой демократическим путем. «Запретить» — рабочий инструмент, который разом решает множество проблем. С другой стороны, легче — не значит лучше. Но этот инструмент способен перечеркнуть все демократические достижения одним махом.
 

на почту» title=»Отправить на почту»>

Закрыть
Отправить

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.